Не медицина, тогда что?

К лекарствам у меня всегда "душа не лежала". Может от бабушки передалось. Она за всю жизнь не выпила ни одной таблетки. Всё лечила исключительно шкипидаром))))) Шутю, конечно. Полечив Лену изрядным количеством медикаментов и получив нулевой результат, я искала альтернативу.

В марте 2002 года Лене 2 года 9 месяцев. Я услышала о женщине, которая лечила руками. Она жила не далеко от нас. Мы пришли к ней на приём. У меня не было сомнений верить или не верить, для моей души это было гораздо ближе, чем медикаментозное лечение. Я всё понимала, о чём она мне говорила, не было ни какого внутреннего сопротивления или противоречий.

В первый же месяц у Лены восстановился глотательный рефлекс, но про слюни нужно было постоянно напоминать, чтобы проглотила. Она начала улыбаться. Стало меньше косоглазие. Глаза плавали, но не так сильно, как раньше. У Лены было сходящееся и расходящееся косоглазие. Улучшилось зрение. Настоящий праздник был, когда самостоятельно начала какать, это было в три года. Стала немного спать на боку и на спине.

Приспособилась сидеть на горшке, держась ручками за столик. До трёх лет писала  в тазик, вися на моих руках. Памперсами мы не пользовались. Это слишком дорого. Для походов на улицу мы использовали самодельный подгузник. Я вытаскивала из использованного памперса всё содержимое и вставляла туда пеленку. Лена достаточно рано приучилась контролировать мочеиспускание. В 1,5 года на улицу мы ходили уже без подгузника. Прибыв в назначенное место, мы первым делом бежали в туалет, к раковине, и у нас всё получалось.

В это же время Лену удалось усадить в коляску, правда долго сидеть в ней она не могла, поэтому с коляской я бегала бегом. Чтобы не заваливалась на бок, к коляске её нужно было привязывать, Раскинутые по сторонам руки, собирали всё вокруг. Позже я сообразила, что руки можно связать. Это помогало Лене ещё и равновесие удерживать. До трёх лет посадить в коляску было не реально. Она выворачивалась, вытягивалась, сползала и дико орала, не могла в ней сидеть, постоянно была на моих руках. На улице я носила её в рюкзаке-кенгуру. Зимой в санках возила лёжа и приматывала. В 3,5 года, когда уже не помещалась лёжа, стали ездить сидя, привязывая.

В 4,5 года Лена начала жевать. Сначала крошки, потом кусочек яблочка. До этого она пыталась перетирать кусочки между языком и нёбом, начинала глотать и давилась. Язык был в спастике и почти не шевелился, как комок во рту. Научилась пить кефир из кружки. Научилась дуть на ватку и на свечку. Потом научилась дуть в соломинку и пускать пузыри в стакане с чаем. Ну а потом уже стала втягивать чай и пить через соломинку. Позже учились пить из бутылки. Несколько глотков она могла сделать, но воду очень не любила. 

В это же время начала активно и с удовольствием повторять слова, потом пошли предложения. "Мам.........ДА?" Первое и последнее слово я хорошо понимала. То что было в середине понять было невозможно. Там были отдельные слоги или буквы от разных слов. Потом уже её учили говорить короткими предложениями, чтобы можно было хоть что то понять. Лена стала слушать сказки и по моей просьбе повторять предложения и целые абзацы. Произношение многих букв понять было сложно, а некоторые буквы она говорила совершенно одинаково. Например: "мишка" и "мышка" у неё были "мыка". Кого из них она имела в виду, понять было сложно. Тогда мы договорилисб, что "мыка" у нас будет "мышка", а "мишку" она будет называть "медведь". Так я училась её понимать. Говорила Лена много и охотно, но чтобы её понять, нужно было очень постараться и проявить недюжинное терпение. По прежнему любила стихи и небольшие быстро запоминала наизусть.

Лена ползала по квартире  по пластунски, как могла, но очень не любила это делать. Ей было тяжело переставлять руки и отталкиваться негнущимимся ногами. Ежедневное ползание входило в её обязанности, и она это делала, через "не могу". В 6,5 лет я придумала пристёгивать её ноги к своим ногам. Это значительно увеличило и ускорило нашу "проходимость". Лет до 10 мы так ходили дома и немного на улице. 

В 9 лет Лена "пошла" учиться в 1 классе коррекционной школы, на дому. Учиться ей было сложно. Очень быстро уставала, ложилась на стол и отворачивалась. Это означало, что занятия закончились. Сидела Лена на пластмассовом стульчике, оперевшись грудью на стол и держалась левой рукой за ручку, прикрученную к столу.

Ходили мы к этой женщине лет пять. Всё что было в её силах она сделала. Больше помочь ничем не могла. Занималась она с нами совершенно бесплатно, за что ей огромное спасибо и низкий поклон. Благодаря ей Лену не "скрючило" окончательно. Все суставы удалось "удержать" на своих местах, не было ни вывихов, ни подвывихов. Сколиоз незначительный, При нашей спастике всё могло быть гораздо хуже. Рост Лены соответствовал возрасту, но она была очень худенькой.

К сожалению, ничего не удалось сделать с напряжением в мышцах. В движениях никаких изменений практически не произошло. По-прежнему единственное, что Лена умела делать - это переворачиваться. Самостоятельно ни сидеть, ни стоять, ни ходить она не могла. Руки были совершенно не рабочие. Можно было что-то вложить а ручку, но с этим что-то она ничего не могла сделать. Разве что дотянуться до рта и то не всегда. Печенюшка, по дороге  в рот, рассыпалась, от сильно сжатых пальчиков, а морковка, огурец или яблоко выскальзывали.

Несколько лет развитие Лены было не хуже и не лучше. Мы топтались на месте, ничего не менялось. Нужно было искать какой-то другой путь, идти дальше, но в голову ничего не приходило. Ни материально, ни в личном плане у нас ничего не изменилось за эти годы.

Время шло, а выхода я не видела. Тупик, разочарование, депрессия...

                                                             

Комментариев нет:

Отправить комментарий