Как это было...

Февраль 2017

Давно хотела смонтировать старые видеоролики, чтобы удобно было пересматривать и периодически вспоминать, как это было. Их очень мало и они очень плохого качества, но это единственные видео свидетельства как Лена ползала, стояла, разговаривала, как мы вместе шагали, что она могла делать. Всё снято по одному единственному отрывочку в несколько секунд. Видео снято в период с 2007 по весну 2012 года. Лене, соответственно, 8-9 и 12 лет.

В 2007 году у меня появился первый сотовый телефон. Подруга отдала мне свой старенький. Я благополучно пользуюсь им до сих пор ))) Правда камера уже давно не работает. Я наснимала видео, но память в телефоне оказалась очень маленькой и быстро заполнилась, а перекидывать в компьютер я не умела. Пришлось удалить всё лишнее и оставить только самое важное. На память!

Не одно "умение" Лене не давалось просто так, потому что время пришло, или по возрасту положено. Каждый навык, каждое движение отрабатывалось годами и давалось очень тяжело. Всё чему она смогла научиться - это результат нашего совместного каторжного труда. Лень для нас была непозволительной роскошью. Если Лена сидела без дела более получаса, мне было не по себе, просто физически плохо. Казалось, что мы теряем драгоценное время и это отдаляет нас от желаемого результата, на день, на месяц, на год. Я снова и снова впрягалась, и смешила, веселила, помогала, уговаривала, мотивировала, заставляла... Так говорили "кандидаты в доктора":
- Надо работать. Надо заставлять, а иначе толку не будет. ДЦПешки очень ленивые и хитрые, сразу чувствуют слабину. 

И мы работали... Сейчас очень больно на это смотреть. А тогда это было нормой. Я не чувствовала боли не своей, ни Лены, не могла себе этого позволить. Я отключила у себя эту функцию. К чему это привело? Мы выбились из сил, обе, Лена совсем ничего больше не хотела, а я ничего больше уже не могла. 

Реабилитировать необходимо постоянно и интенсивно, иначе остановка в развитии или даже регресс, что собственно и произошло, после пребывания Лены в интернате. Десять лет нашей каторжной работы в результате оказались сведены практически к нулю.



Комментариев нет:

Отправка комментария